Караганда,ул.Воинов-
Интернационалистов,
31, офис 410

Продажа, прокат породистых лошадей,
обучение верховой езде и многое другое

Три чистокровные породы

АХАЛТЕКИНСКАЯ

 

           Если быть до конца справедливым, то в понятие чистокровной первой и единственной попадает ахалтекинская порода как наиболее полно сохранившая кровь древнейших пород. Существует она, по меньшей мере, три тысячи лет, по некоторым данным – пять тысяч.

           Основываясь на археологических материалах, историко-литературных документах и памятниках культуры, отечественные ученые (В.Э. Фирсов, А.А. Браунер, П.Н. Кулешов, М.И. Придорогин, Н.А. Юрасов, Е.А. Богданов, С.Н. Боголюбский, М.И Белоногов, В.О. Витт, В.О. Липпинг, С.В. Афанасьев, В.А. Щекин, В.В. Струве, С.П. Толстов, М.Е. Масон, А.Н. Бернштам, В.О. Ковалевский, В.Б. Ковалевская и другие) пришли к убеждению, что ахалтекинская порода – «это самостоятельно развившийся тип древней скаковой лошади», она ведет свое происхождение от знаменитой лошади массагетов, алан и парфян, заселявших в древности Среднюю Азию. Истории она известна и под другими именами, отражавшими названия народов и государств, владевших ею и обязанных ей своим могуществом: персидская, турецкая, туркменская и даже арабская. (Последнее название привело к искажению исторической действительности, и на многие годы порода была лишена своего

законного статуса, оставаясь в тени «раскрученной» арабской породы, от которой ошибочно считали ее происхождение. Сама же арабская порода получила свою славу во многом благодаря скрывавшимся под ее именем среднеазиатским лошадям). Как ахалтекинская, порода появилась на мировой арене лишь в конце XIX века, и обязана этим названием туркменам племени теке, обитающим в Ахальском оазисе современного Туркменистана и сохранившим в чистоте этих лошадей, благодаря географической изоляции оазиса от влияния других цивилизаций пустыней Кара-Кумы – с севера и востока и Копет-Дагским горным хребтом – с юга и запада.

            О выдающихся качествах ахалтекинских лошадей существует много документальных свидетельств, оставленных авторитетными историками, путешественниками и знатоками. Как правило, в них всех прослеживается откровенное восхищение, выраженное в изысканных сравнениях и возвышенных эпитетах. Вот некоторые из наиболее известных цитат в хронологической последовательности:

            V в. до н. э., Геродот: «Есть в Мидии обширная равнина, называемая Несея, на ней-то и водятся величественные кони».

           IV в. до н. э., из летописи походов Александра Македонского в Среднюю Азию: «Подобных им нет ни в какой другой стране. Они пылки, очень быстры и выносливы; белой и радужной масти, а также цвета утренней зари».

            II в. н. э., Аппиан: «Это кони, достойные могущественных царей: прекрасные с виду, легко выступающие под всадником, легко повинующиеся удилам: высоко несут они свою горбоносую голову и со славой реют золотые их гривы».

           IV в., Вегеций: «Движения этих лошадей горячи, но легки и не утомительны для всадника. В походах они мужественны и выносливы, но в характере их отмечается возбудимость и гнев. Особенно красивы их шеи и головы, которые они держат так, что почти касаются губами груди».

           XIX в., Евгений Гайо: «Никакая лошадь не представляет такого сочетания длинных линий с таким солидным сложением, а также с признаками такой силы и энергии, как туркменская лошадь».

           Это к ним же относятся слова персидского царя Кира: «царство за коня», скромно перефразированные Шекспиром в «полцарства». Это за обладание ими, называемыми в китайских летописях «небесными», в конце II века до н. э. Китай развязывал войны со среднеазиатским государством Давань. Это они были самыми любимыми и надежными боевыми конями Александра Македонского и Петра Великого. Они составляли гордость царских

конюшен и служили драгоценными подарками. И это их, называемых аргамаками, на Руси «любили безмерно».

           К облику ахалтекинца достаточно отнести только два слова: «величественный» и «прекрасный», а можно говорить бесконечно. Он удивляет своей непохожестью на лошадь вообще, вспомним отзыв об участнике Всероссийской конской выставки 1882 года жеребце Сардаре, который «поражал замечательно противоречащими общепринятому взгляду формами коня».

Ни у какой лошади нет такой длиннейшей, почти вертикально поставленной шеи; такой маленькой строгой головы с миндалевидным глазом, такой высокой холки; такой удобной для всадника чуть мягковатой спины; такого мощного крупы с длиннейшими мышцами бедра, спускающимися почти до скакательного сустава; таких тонких и прочных конечностей; такой нежной кожи, сквозь которую видны не только кровеносные сосуды, но даже, кажется, и нервы; такого разнообразия мастей с ярким металлическим блеском как у ахалтекинца.

           Под этой роскошной внешностью скрываются высоко развитая нервная система с обостренными органами чувств, пылкий, но контролируемый темперамент и преданное сердце. Многие отмечают, что ахалтекинец – лошадь одного хозяина, он болезненно воспринимает смену рук, остро реагирует на грубость и способен к противостоянию. Это часто отталкивает от него спортсменов, воспитанных на менее чувствительной европейской полукровной лошади. Тем не менее, при всей малочисленности процент выдающихся ахалтекинских лошадей в классических видах конного спорта достоверно выше, чем в признанных спортивных породах (данные по СССР с 1960 по 1980 гг). Достаточно вспомнить великого Абсента – семикратного чемпиона страны и трехкратного призера и чемпиона Олимпийских игр по выездке под Сергеем Филатовым. Или Полигона, под Игорем Лысагорским пять раз подряд устанавливавшего всесоюзные рекорды в высотных прыжках (в 1955 г. – 2 м 25 см). Или Перепела, прыгнувшего в длину на 8 м. 78 см. Или Тарлана, выигравшего в 1945 году в Москве межпородный 500-километровый пробег. Или вспомним, наконец, легендарный поход 1935 года по маршруту Ашхабад – Москва …

            В обозримые 100 лет ахалтекинская порода часто находилась на грани исчезновения. Не всегда понятие «достояние мировой культуры» вписывалось в понимание обывательского ума, не всегда складывались обстоятельства в пользу этой лошади, но всегда находились истинные любители, благодаря усилиям которых, а также могучей воле к жизни самой породы, она продолжается.

            До 60-х годов прошлого века ахалтекинцы разводились только в Туркмении, до 90-х годов – только в СССР, но сейчас их разводят во многих странах Европы и в США – всего в производящем составе насчитывается 1478 голов. Конечно, это все еще капли, «последние капли того источника чистой крови, который создал все верховое коннозаводство мира», как сказал в свое время известный ипполог, профессор В.О. Витт.

            Величайшее достояние мировой культуры, ценнейший генофонд древнейшей породы, сохраненный усилиями многих поколений коннозаводчиков, ученых, истинных фанатиков породы – это хрупкий дар, попавший в наши руки. И сберечь его – наш долг перед нашими предками и нашими потомками.

 

 

 

АРАБСКАЯ

 

          Вторая по древности порода – арабская, она в два раза моложе ахалтекинской, но популярностью заметно ее превзошла. В нашем представлении четко укоренился образ арабской лошади, как символ неудержимого полета и необузданной страсти. Недаром она, с ее чувственно раздувающимися ноздрями, горящими огромными глазами, развевающимися гривой и хвостом стала символом французского романтизма в искусстве.

          Арабская порода начала формироваться в период IV –VII веков нашей эры в степном и пустынном климате Аравийского полуострова. Мощным толчком к ее развитию явились захватнические войны, совершаемые объединенным под знаменем ислама арабским халифатом в VII – VIII веках н. э. Именно тогда арабы смогли воспользоваться ценнейшим конским материалом Средней Азии (а именно теми лошадьми, которые сейчас называются ахалтекинскими), а затем и Северной Африки (берберийскими) для поднятия качества своих, дотоле неизвестных миру, лошадей.

          Предводительствуя подчиненными народами, влившимися со своими лошадьми в войска победителей, арабы пришли в Европу, завоевав Пиренейский полуостров и восемь веков удерживали свое влияние в этом регионе. Конечно же, Европа не могла не оценить достоинств лошадей завоевателей, названных, соответственно, арабскими. Именно тогда зародилось первое романтическое представление об арабской лошади. И без того замечательные качества восточных лошадей, подкрепленные яркими легендами,

покорили сердца европейцев, сделали арабскую лошадь на многие века своеобразным фетишем конного мира.

          А тем временем, на своей родине, в условиях кочевого и воинственного уклада многочисленных племен, эта лошадь становится определяющим жизненным фактором – символом могущества, верности, красоты, поразительной выносливости и высокой резвости; предметом гордости и знаком величия арабских шейхов. Более того, лошадь была провозглашена любимым детищем пророка Мухаммеда, а разведение и сохранение чистокровности арабской лошади считалось делом чести. Арабы говорил, что пот и шерсть выращенных лошадей будут положены на чашу весов добрых дел при распределении мест в загробной жизни. Они еще очень много и очень красиво говорили о достоинствах своих лошадей. Например: «Его глаз такой острый, что он может увидеть в темноте человеческий волос, лежащий на земле», или «Его поступь так легка, что он может танцевать на груди вашей возлюбленной, не причинив ей вреда».

            В работе со своей лошадью арабы создали целый свод, строго соблюдавшихся законов, правил и условий, иной раз недоступных пониманию европейским умом. Они решили, что «желтые» масти (соловая, буланая) приносят несчастье, и на генетическом уровне искоренили эти масти, та же участь постигла и вороную. Они придавали большое значение количеству, форме и расположению белых отметин и волосяных завитков, искали какие-то особые знаки на теле лошади, считающиеся благожелательными или, наоборот, роковыми. Чистокровность ценилась превыше всего. Чуть ли не смертельным грехом считалась связь арабской кобылы с неизвестным жеребцом. Надо сказать, кобылы ценились особо, арабы предпочитали их в езде, родословные велись по женской линии, и величайшим богатством была чистокровная кобыла, за которой бежит кобылка, а еще одна находится в животе.

           Широко известны легенды о пяти кобылах пророка, ставших родоначальницами пяти так называемых колен. О них гласит следующее предание: «Пророк был однажды занят в битве три дня, в течение которых его воины ни разу не спешились и не дали своим кобылам есть и пить. Наконец, на третий день, они пришли к воде, и пророк приказал разнуздать и освободить животных. Обезумевшие от жажды все десять тысяч лошадей помчались безудержно к реке и в тот момент, когда они оказались на берегу, труба пророка дала сигнал к их возвращению. Десять тысяч кобыл услышали сигнал, но только пятеро повиновались ему и, не притронувшись к воде, вернулись к своему знамени».

           Каждая чистокровная арабская лошадь должна по прямой женской линии принадлежать к одному из пяти, по другим источникам – из семи колен. Первые российские исследователи породы граф Строганов, князь и княгиня Щербатовы, выделяли, кроме основных колен, еще и роды, и типы, разделяющиеся на подтипы и разновидности. Так, например: в типе Кухайлан насчитывалось более 100 разновидностей (Аббуд, Афас, Аджюс, Дахман, Дайани, Газлян, Гандур, Хайфи, Халави…). В общей сложности можно насчитать до 300 различных групп, т. е. каждое племя, каждая семья имели свою разновидность арабской лошади. Одним словом, и это неоднократно упоминали исследователи, арабская порода весьма неоднородна.

           В современной отечественной классификации принято выделять только три ярко отличающихся между собой основных типа: сиглави, кохейлан, хадбан и несколько промежуточных типов.

           Приглядевшись, мы увидим некрупную, но крепкую и гармонично сложенную лошадь сухой конституции. Отличительными ее чертами являются: голова с характерным «щучьим» профилем, широким лбом и узкой лицевой частью; длинная «лебединая» шея; компактный корпус с широкой грудью и округлыми ребрами и, конечно же, густой, бодро поднятый на движении хвост. Всем своим видом хорошая арабская лошадь демонстрирует крепкое здоровье, энергичность и послушность. К несомненным достоинствам арабской лошади относится ее неприхотливость, способность к длительной напряженной работе, высокая плодовитость и продолжительность жизни, 25 – 30 лет для нее не считаются исключением.

           Арабская лошадь сыграла большую роль в создании и улучшении многих верховых (андалузская, липпицанская, лузитанская, неаполитанская, тракененская, голштинская, ганноверская, шагия, гидран, орловская верховая, орлово-ростопчинская, донская, стрелецкая, терская, кабардинская, карабаирская, локайская, карабахская), легкоупряжных (орловская рысистая) и даже тяжелоупряжных (першеронская, булонская) пород. Замечательные качества арабской лошади пришлись по душе многим народам, она широко распространилась по миру, численность ее производящего состава составляет около 200 тысяч.

           Выделяются два направления в разведении арабских лошадей: спортивно-скаковое и выставочное. В скачках арабские лошади проявляют высокую резвость и выносливость, уступая, а где-то и конкурируя с ахалтекинской породой. Они широко используются для любительской езды, в дистанционных пробегах. До сих пор

крупные достижения в пробегах числятся за лошадьми с арабской кровью.

           По мнению специалистов, лучшие арабские лошади сейчас разводятся не в Аравии, а в Европе и США, причем в период с 1960 по 2000 годы здесь лидировала Россия.

 

АНГЛИЙСКАЯ СКАКОВАЯ

 

            Самая молодая из чистокровных пород, процесс ее создания протекал буквально у нас на глазах – в XVIII веке, в Англии, откуда и происходит ее название. Это высокоспециализированная порода, созданная для скачек путем целенаправленной селекции, при жестком отборе по результатам скаковых испытаний, высоком уровне кормления, содержания, тренинга, продуманном подборе. Она создана по всем законам классической зоотехнической науки, и эти законы, в свою очередь, были отработаны на ее примере. Это яркий образец капитализации в коневодстве. Основным движущим мотивом к разведению и совершенствованию породы стали деньги, а уже потом – страсть.

            В характеристике этой породы присутствуют четкие понятия, требования, цифры. Да и вся из себя английская лошадь - конкретна, доведена до крайней степени совершенства для выполнения единственной цели – скакать вперед и как можно быстрее. Ее облик – законченная конструкция с геометрически выверенными углами суставов и сочленений, с оптимальными пропорциями и размерами. Здесь мы уже не найдем восточной вычурности и излишеств – ни круто изогнутой лебединой шеи арабской лошади, ни высоченной почти вертикально поставленной – ахалтекинской. Шея английской скаковой лошади – прямая, средней длины и выходит под углом 45 градусов к горизонту (вспомним из физики: именно под таким углом нужно бросить камень, чтобы он улетел как можно дальше). Такая шея не препятствует прохождению воздуха в легкие на предельной скорости, ведь частота дыхания возрастает почти в 10 раз, а так называемы минутный объем дыхания превышает 2000 литров (в покое 60 – 100). С тех же позиций можно рассматривать и несколько скошенный, как говорят «напористый», мощнейший круп, и длинную, косо поставленную лопатку…. Не случайно, более правильное название породы, данное англичанами – «thoroughbred», что означает «выведенная в совершенстве». Это «совершенство» способно скакать со скоростью 60 км/час (мировой рекорд: 1000 м – 53,6 сек) и стоит оно, и всегда стоило, очень дорого. Сейчас его рекордная цена поднялась до 85 миллионов долларов.

           Началось все с эпохи царствования Карла II (1660 – 1685), большого любителя скачек, выписывавшего для своего завода ценных жеребцов и маток восточного происхождения. Кобылы этого завода, так называемы «старые королевские кобылы» (Old royal mares) считаются родоначальницами, но точную их породность определить невозможно. Что касается жеребцов, приведенных в Англию, то здесь имеются более точные сведения, хотя по некоторым и существуют разногласия, связанные с запутанным путем их попадания в Англию, и они обозначались тремя группами: турецкие (turk), варварийские (barb), арабские (arabian). Среди всех жеребцов особо выделились трое: Бейерлей Тюрк, Дарлей Арабиан, Годольфин Барб. О первом жеребце не сохранилось информации, изображения двух других имеются. Особенно выразителен портрет Дарлея Арабиана, по которому с полной уверенностью можно сказать, что это ахалтекинец. Все современные английские лошади по прямой мужской линии относятся к этим жеребцам через трех родоначальников первых линий: Мэтчема, 1748 г. рождения (внука Годольфина Барба), Хэрода, 1758 г. рождения (праправнука Бейерлей Тюрка) и Эклипса, 1764 г. рождения (праправнука Дарлея Арабиана). Причем наиболее мощно развита линия Эклипса – никогда и никем не побежденного скакуна, которому победа уже присваивалась только за появление на ипподроме, так как все соперники заранее отказывались от борьбы с ним.

          Важным моментом в эволюции породы стали систематические скаковые испытания, причем интерес к ним вызывался розыгрышем крупных дорогих призов и подогревался тотализатором – игрой на деньги. Победителей крупных призов, доказавших свою силу и резвость, ожидала карьера продолжателей породы – так из поколения в поколение она совершенствовалась. Самым престижным, самым желанным для любого владельца, жокея и тренера стал приз Дерби. История этого приза по-английски изящна: два живущих по соседству лорда – Дерби и Банбери, оба страстные коннозаводчики, как-то решили попробовать в скачке своих лучших трехлетних лошадей на дистанцию 2400 метров, а судьбу названия приза решила подброшенная вверх монетка. Кроме Дерби, разыгрываемого ежегодно на Эпсомском ипподроме с 1780 года, в число трех самых главных призов, так называемой «Тройной короны», вошли: приз «Сент-Леджер» - с 1776 года в Донкастере и «2000 гиней» - с 1809 года в Ньюмаркете. Победителю этих трех призов, а сделать это чрезвычайно трудно, присуждается титул «Трижды венчанный».

            Продолжая эстафету породообразования, полученную от своих ахалтекинских и арабских предков, английская скаковая

успешно реализовала себя во многих полукровных породах: тракененской, ганноверской, донской, буденновской, орловской верховой (русской верховой), орлово-ростопчинской, стрелецкой, терской и других. Гунтер - знаменитая охотничья лошадь, так же содержит половину английской крови.

            Благодаря своим выдающимся качествам, английская скаковая порода вместе со шлейфом традиций, особенностями тренинга и испытаний, линейной системой разведения и закрытым студбуком завоевала весь мир, образовав своего рода скаковую империю. Это самая многочисленная порода – количество производящего состава превышает 350 тысяч.

 

           Три чистокровные породы как бы наслаиваются друг на друга, произрастают одна из другой, образуя прочную пирамиду, держащую все коннозаводство мира. Правда, пирамида эта стоит на тонком конце, на «последних каплях источника чистой крови».

 

Юлия Кузнецова

Заполните форму и мы Вам перезвоним!